Новости по теме

Андрея Тропилло похоронят в Санкт-Петербурге
Далее
«Крематорий» показал, где спрятано золото, в новой версии «Воров»
Далее
Лера Кудрявцева опровергла слухи о получении ею гражданства Румынии
Далее
Лев Лещенко передумал уходить со сцены
Далее

Рецензия: Ирина Круг - «Я ношу твою фамилию»

2022, United Music Group

Критика: 6 из 10.

Ирине Воробьёвой (в девичестве Глазко) было 26 лет, когда она осталась вдовой: её супруга, суперизвестного исполнителя советского шансона Михаила Сферы (по паспорту Воробьёва) прикончили грабители, забравшиеся в их дом в Твери. Это случилось летом 2002 года. После два года у Ирины вышел первый кипсек «Первоначальная осень разлуки»: в память о супруге она приступила свую театральную карьеру под именованием Ирины Сфера. Теперь исполнительница - неоднократная владетельница премии «Пение года», известная артистка, потребованная гастролёрша - и очевидно не только потому, что она «вынашивает его фамилию». Фактически, если бы не заглавие нового альбома Ирины Сфера, мы бы тут, вероятно, и не стали бы помнить Михаила.

Но раз уж беседа о нём зашёл, забавно пораздумать, что сегодня пел бы Михаил Сфера и сколько фигурок «Шансона года» он бы собрал. Как ни удивительно, совсем не факт, что он бы делаться победителем данной премии чаще супруги (она, хотя, и вряд ли бы запела при жизненном супруге, но это уже иной вопрос). Великая известность к Кругу пришла в 90-е, причём она шла снизу, ведь в официозном шоу-бизнесе он абсолютно не участвовал. Да и термин «российской пение» тогда ещё не достаточно прижился, потому числилось, что Сфера поёт блатяга, то есть блатарские песни - жанр, совсем не привечаемый tV, радио и меломанами с расцветаем вкусом. Песни распространялись на кассетах, обладать какими числилось, например, для интеллигенции «стыдным удовольствием». Тем не меньше «Владимирский острог» в последнем счёте проломил снобистские препятствия и стал, как ни крути, классикой - что-то вроде «Мурки» 90-х.

Отворившееся летом 2000 года «Радио Романс», конечно, подключило композиции Михаила Сферы в ротацию, хотя казематные песни шансонье «престарелой школы», наперекор ожиданиям, не стали основой репертуара станции. Там бряцало всё больше добросердечных, ближных к эстрадной музыке песен некриминальной темы, являлись новые имена, которые чуть-чуть оттерли «олдскульных» артистов и прибрали мнение «блатяга» из словаря синонимов к термину «российский песня». Сфера умер в самом начале этого спонтанного переформатирования киножанра, что практически только убыстрило этот процесс. На место отличного воспевателя «Жигана-лимона» наступили исполнители неошансона и постшансона, которые писали не про зону, а про влюбленность. В последнем случае - про дружбу.

Ирина Сфера в эту свежеиспеченную шансонную действительность вписалась замечательно. По сущности белянка, разливающаяся «переживательные» песни о симпатии, считается исполнительницей шансона только фиктивно - а так-то это хорошие эстрадные композиции, которые можно зачислить за, не знаю, неизвестные творенья Аллегровой. На новоиспеченном альбоме есть и критические багаж - «Имя», «Не обвыкнусь никак», «Излучение симпатии», «Подари влюбленность» и дуэт с ином супруга Владимиром Бочаровым «Блаженство дорогое ушло…», - и всеформатные баллады («Гороскопы в пламя»), и «кабацко»-торжественные «Быстрый вертушка» и «С праздничком!» Всё бряцит достаточно усреднённо и, в различие от песен Михаила Сферы, не возбуждает сильных впечатлений - зато подобной неброский пение можно внимать фоном.

Алексей Мажаев, ProStars

 
Заказать звонок